Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Опубликовать в социальных сетях


 

ПОРАДУЕТ ВАША

ПОДДЕРЖКА САЙТА !

И поможет администратору собрать на:

- карандаши,

- скрепки,

- пиво,

- билеты до Лондона и обратно,

- etc.

прошлое и настоящее

 

SLADE IN FLAME. SPECIAL COLLECTOR’S EDITION DVD PACKAGE
(USPDVD014, 2007)

 

       

   


Когда Slade приступили к работе над их единственным фильмом в 1974 году, поклонники и критики ожидали что-то похожее на модернизированный глэм-роковый "A Hard Days Night" Beatles, вышедший за десять лет до этого. Ведь кроме всего прочего, когда в эти мрачные дни Британия страдала от забастовок, отключения электроэнергии и общего застоя в музыке, Slade были предельно позитивной группой: хулиганистой, громкой, вооруженной  потрясающим набором хоровых стомперов (stompers – дословно: топать, ботинки, как-то так – А. И.).
Тем не менее, когда фильм вышел, он не оправдал ожидания публики. Но со временем суровый реализм, развенчивающий мифы о жизни рок-групп конца 60-х, стал востребован, и Slade In Flame подошел для этого, как ничто другое. Через 30 лет, он повсеместно оценивается как один из лучших рок / поп фильмов, снятых когда-либо.
В этот люксовый комплект вошел фильм, отпечатанный с оригинальных негативов, подвергнутых полному цифровому восстановлению, а также компакт-диск с ремастированным оригинальным саундтреком альбома, одиного из наиболее совершенных и разнообразных в дискографии Slade. В сопроводительном буклете содержатся подробные примечания, щедрая порция фотографий, некоторые из них с комментариями Джима Ли, а также фото связанных с фильмом реликвий.  Кроме этого в DVD вошел фильм о создании фильма, который включает в себя интересные интервью со всеми четырьмя участниками группы, режиссером Ричардом Лонкрэйном и актером Томом Конти.

В ролях Дэйв Хилл, Нодди Холдер, Джим Ли, Дон Пауэлл, Том Конти, Алан Лэйк.
Продюсер Гэврик Лоузи.
Исполнительные продюсеры: Час Чандлер и Джон Стилл.
Режиссер Ричард Лонкрэйн.
Автор сценария Эндрю Биркин.
Автор диалогов Дэвид Хамфриз.


Среднего подростка-поклонника Slade просмотр Flame в 1974 приводил в замешательство. В начале 70-х Slade стали поп-героями поколения как хард-роковые, задорно топающие шумные парни английского глэма, специализирующиеся на стадионных гимнах, свободные от любых правил грамматики или музыкальной сдержанности. Они были красочные, дерзкие, захватывающие и безумно веселые. Поэтому когда в середине 74-го в поп-среде появились слухи о том, что Slade снимают кино, большинство людей ожидали фильм, где Slade делают то, что делают всегда – выдают сумасшедший рок-н-ролл. То, что люди получили на самом деле, слегка шокировало.
По серьезно звучащему синглу "Far Far Away" и книге-адаптации Джона Пиджеона, где было и предательство и насилие (оба вышли до премьеры фильма) поклонники заподозрили, что Slade во Flame не будет такими, как в "Cum On Feel The Noise" или "My Friend Stan. Но даже эти предупредительные выстрелы вряд ли подготовили людей к самому фильму. Flame оказался мутным, наполненным жестокими персонажами, едким юмором и необыкновенно мрачным взглядом на мир фильмом. Это была та история, которую группа хотела рассказать - о грязных махинациях, сопутствующих  некоторым сферам поп-бизнеса 60-х - но это было не то, что зрители Slade обязательно хотели услышать.
На фильм пришло много детей - Slade были настолько популярны, что целые школы осенью 1974 года приезжали автобусами в кино, класс за классом - но здесь им щекотали слух слова Дон Пауэлла: "Просто пойду отолью" или Джэка Дэниэлса о том, что шины "плоские, как ведьмины сиськи"; вряд ли многим это добавило привязанности к группе. И вот, что главное: люди привыкли, что Slade создают хорошее настроение, но последнее, что можно было ждать от просмотра Flame, так это – хорошего настроения. Не является совпадением то, что продажи пластинок Slade заметно упали после Flame, и билеты на тур группы по стране 1975 года расходились медленнее, чем раньше. Роман Британии и Slade завершился после Flame.
В то же время, фильм получил уважительные отзывы в определенных кругах. "Несмотря на все свои недостатки", сказал в то время популярный кинокритик Барри Норман, "у него есть жесткий реализм, который вы не можете отрицать, и на самом деле имеется какая-то привлекательность, в конечном итоге». Робин Нэш, продюсер Top Of The Pops (телевизионная программа, для которой Slade были практически домашней группой в течение трех лет) сказал Джиму Ли, что это хотя и "хороший фильм", но "ошибка".

Что, вероятно, и правильно, но если внимательно посмотреть, карьерный просчет в 1974 году сегодня можно оценивать как идиосинкразическую, жесткую социальную драму артистических уборных. Несмотря на беззаботную легкую начальную сцену свадебного банкета режиссер Ричард Лонкрэйн, взяв что-то от Орсона Уэллса, сделал  Flame – грубым и настоящим кино. Депрессивное, тем не менее имеющее подлинную силу и насыщенную атмосферу. Правдивость в описании провинциальной унылости сравнима с классикой социального кино начала 60-х Sunday Mowing и A Taste Of Honey, и даже в гораздо более позднем фильме Full Monty можно видеть те же окрестностях Шеффилда.
Фильм также можно похвалить за прекрасную игру актеров. Алан Лэйк в образе надутого  посредственного певца Джэка Дэниэлса замечателен. В неприятной сцене, где он в соплях и слезах просит головорезов Хардинга о пощаде, в холодном поту вращая глазами, он просто виртуоз трусости. Сеймура с его вкрадчивым щегольством прекрасно исполняет Том Конти (его первая главная роль), а Джонни Шеннон в роли Рона Хардинга передает подлинную угрозу.
Как актеры господа Хилл, Холдер, Ли и Пауэлл были типа "уж как получится", по словам Нодди. Шестинедельный съемочный график был зажат между записью альбома и американским туром, времени было мало, чтобы учить парней актерскому мастерству. Но их игра, тем не менее, показалась многим достаточно убедительной. Вместе с Джимом, персонаж которого Пол был зачинщиком развала Flame, Нодди Холдер были вынуждены объяснять юным поклонникам во время  тура 1975 года, что он не Стокер, Джим не Пол, они на самом деле не ссорятся и Slade не распались. Интересно, что по проcшествии 30 лет, участники Slade, по существу, признали с небольшими оговорками сходство своих персонажей с собой.
Во всех проявлениях герои - сильные духом, с пролетарским, почти примитивистским отказом от «сенсационности» и насилия и стремящиеся "быть самими собой", использовать более современный язык и т.п., что очень привлекательно. "Я не вокалист", говорит Стокер после того, как представлен в качестве такового его менеджером на фуршете: "Я певец". Ранее, отказ работать со скупым агентом, который считает, что группа является "второсортными комиками, работающими для третьесортной публики" демонстрирует его нежелание терпеть удары  по самолюбию.
В то же время Пол, придерживающийся пуристских взглядов на музыку ради ее самой, испытывает постоянное отвращение от того, что приходится делать Flame, не в последнюю очередь после диалога с их новым менеджером. "Вам на самом деле нравится то, что мы делаем?" спрашивает он Сеймура (Том Конти). «Действительно, это не входит в круг моих личных предпочтений", отвечает Сеймур."Но позвольте мне пояснить. Я не курю сигареты, но мне удается заниматься их продажей". Не то, чтобы  Пол (Джим) как художник испытывает дискомфорт от маркетинга, как такового, дело в другом. Причина в полном безразличии Сеймура к музыке Flame, которое раздражает Пола. (Конечно, сами Slade управлялись - с разной степенью соответствия их настроению – всеобъемлющими схемами их менеджера Часа Чандлера с начала 70-х. Но основное различие между Flame и Slade в том, что Чандлер искренне любил то, что делают Slade и твердо верил в них, нечастая ситуация на фоне глубокого скептицизма музыкальной индустрии).
Безусловно, лучшим проявлением актерских усилий этой одной из самых зрелищных групп,  являются кадры, когда ребята находятся на сцене. Эпизод "Them Kinda Monkeys Can't Swing" – выступление пока еще никому неизвестной группы на тесной сцене небольшого клуба, когда они еще назывались (так в книге, по крайней мере) Iron Rod – взрыв энергии, которая создала Slade непререкаемую репутацию отличной концертной группы. Позже, на пике недолго успеха Flame, подъем группы на гидравлической сцене перед публикой под режущие  аккорды слайд-гитары "Ok Yesterday Was Yesterday"имеет знаковый смысл. (Заметим, что в этой сцене группа играет на своих гитарах - специально изготовленные для "Flame" инструменты не смогли прибыть вовремя к съемкам – отсюда еще сильнее «слэйдовость» фрагмента). В каких-то других кадрах, выступления Flame смотрятся, как некий фон для развития сюжета, так же, как музыка группы сама становится вторичной в шоу-индустрии, которая относится к музыке, как к обычному товару.
Это заняло некоторое время, но, в конце концов, Flame освободился от репутации фильма, навредившего популярности Slade.  Как позже пели сами Slade в "Can You Just Imagine?", песне рассказывающей об их впечатлениях от кино: "Понимаешь ли ты, что кто-то должен остаться чистеньким?». Фильм, возможно, был «ошибкой» в 1974 году, но тридцать лет спустя, Flame можно оценивать, как один из сильнейших рок-фильмом всех времен и народов.

Крис Инэм

 

 

Slade на гастролях.

В середине 1974 года, работая над сценарием Flame, режиссер Ричард Лонкрэйн и сценарист Эндрю Биркин вылетели в США вместе со Slade, чтобы узнать из первых рук, как проистекает жизнь группы. Это был шестинедельный тур, но Ричард и Эндрю вернулись в Англию уже всего лишь спустя две недели. Бессонные ночи, ранние подъемы, переезды и попойки были слишком тяжелы для них, но этот опыт принесет плоды, когда сценарий будет впоследствии переписан и значительно улучшен. Здесь мы представляем подборку фотографий Эндрю из тура, с комментариями Джима Ли.

 

   

 

1. Я смотрю на Эндрю. Он знает, что я не люблю фотографироваться.

2-3. Регистрация в отеле. Вы видите, что мы не выглядим как-то по "звездному" - просто
рабочая группа, какой мы и были всегда на самом деле. Эти регистрации никогда не проходили просто, поскольку американцы постоянно не понимали, о чем мы говорим. Портье первым делом всегда переспрашивали мою фамилию.
- Ли.
- Нет. Ваша фамилия.
- Ли.
- Нет, сэр, ваша фамилия.
- Ли это моя фамилия
- О, я понял, мистер Ли
Я думаю, что Ли – это такое распространенное там христианское имя, что им казалось немыслимым, что оно может быть фамилией.
Суинна, нашего тур-менеджера, фамилия которого Суиннертон называли то мистером Суиннеркином , то мистером Суаркентоном. Такие были проблемы.
 
4. У нас была огромная популярность в Европе, но гастроли редко бывали гламурными – в основном мы околачивались в гримерках. На этом фото Нод в своем пальто настраивает гитару в душевой. Бывало прохладно.

5. Дэйв очищает свою заказную Superyob-гитару, политую потом предыдущего вечера.

6. Перед самым выходом на сцену. Это момент, когда происходит психологический процесс трансформации из "нормальности" в "рок-мир". Это великолепный снимок - спартанская артистическая уборная и Нод с платком в зубах. У него всегда были проблемы с носом  и он пил галлонами во время наших гастролей, я имею в виду галлоны горячего чая с медом и лимоном.

7.  Незабвенный Час Чандлер выглядит молодым, здоровым, богатым и мудрым. На самом деле, как будто он только что пробудился от послеобеденного сна, который он частенько применял, поскольку ночные посиделки, рассказывание баек и обсуждения (не забудем и споры) было его специальностью. Я скучаю по нему. Я думаю, все мы.

8. Нод в процессе. На нем обновленная копия его оригинального цилиндра, который, вообще-то, был антиквариатом и не годился для турне. Кроме того, он просто начал разваливаться.
 
9. Час очень любил читать. Он мог одолеть книгу за день - как правило, это была научная фантастика. Туалет был его любимым читальным залом. Он пропадал там по несколько часов.

10-14. Все эти снимки показывают, как была разработано наше сценическое шоу. Каждый из нас четверых отдавал полностью всего себя аудитории. Эндрю и Ричард никогда не видел ничего подобного. Оглядываясь назад, это было что-то похожее на религию, благоговейная истерия вокруг нас. Зрители, честно говоря, подхлестывали нас, поэтому не только мы были нужны им, мы также были заинтересованы в них. Обычно, когда мы уходили со сцены, большая часть публики была полностью выжата и почти не в себе.

15. Зрители начинают объединяться в группы, танцуют вокруг нас, очень довольные тем, что их не сбросили со сцены. Парень, который мог бы это делать был наш резидент, шотландец Робби Уилсон, здесь на снимке - сидящий на сцене перед Нодом - готовый, как всегда, к любым испытаниям. Наша туровая команда была похожа на самый настоящий партизанский отряд, который группа объединила вокруг себя. У нас никогда не было недостатка в вышибалах, техниках и т.д. Я называл их «режимом». Порой они были выдержанными, а порой взрывными. Следующий концерт мы играли в Толедо с James Gang (без Джо Уолша) и Игги Попом. Мы вышли поужинать с Часом, Ричардом и Эндрю после концерта и по возвращении в отель мы застали нашу команду в разгар "перестрелки" с братвой Игги, выскочивших из номера в коридор, метающих очки, пепельницы, ведерки для льда, еду и т.д. по врагу. Кругом битое стекло.

16. После концерта. Час всегда прочитывал нам лекцию по горячим следам о том, как прошло выступление. Он принес нам огромные халаты, чтобы мы не переохладились. Мы никогда не надевали их, но он всегда заботился о нас (как, например, о своем спортсмене заботится его агент). Мы были в прекрасной форме, но если подумать, он был прав. Мы были слишком молоды, чтобы беспокоится. Нод закутан в большое полотенце. Он должен был тщательно придерживался теплового режима, с постоянно присутствующим кувшином горячей воды с порезанным туда целыми лимонами – с кожурой, косточками, целиком, и кучей меда. Он редко терял голос, так что советую вам запомнить его метод. Удивительно. Просто чудо.
 
17. Сигареты или травка? Это тоже бывало. Нод всегда выглядел великолепно в любом головном уборе. Он смотрится здесь почти как "Стокер".

18. Мы были "неизбалованной", трудолюбивой группой. Райдер в Штатах может быть каким угодно, это зависит от того, насколько  велико эго его запрашивающего. Наши требования можно увидеть здесь, на столе. Минимально и качественно: что-то перекусить и пиво.
19. Хороший обзор в Кливленде. Помню, было.

20. Погрузка на самолет. На следующий концерт. Я жестами показываю что-то  Андрю. Последним поднимается Расс Шоу из Polydor.

21. Сон в самолете. Это было нормой. Мы засыпали друг на друге по очереди в разное время. Кто-то же должен был быть подушкой. В данном случае это Дон.  

 

 

 
Переводы - А. Иванов, если не указано иное.