Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Опубликовать в социальных сетях


 

ПОРАДУЕТ ВАША

ПОДДЕРЖКА САЙТА !

И поможет администратору собрать на:

- карандаши,

- скрепки,

- пиво,

- билеты до Лондона и обратно,

- etc.

прошлое и настоящее

 

WHATEVER HAPPENED TO SLADE (SALVOCD006, 2007)


   

   

 

 

    К 1975 году Slade уже достигли вершины популярности в Великобритании и Европе а затем испытали спад, конечно по сравнению с временами расцвета глэм-рока 1972-73. Пытаясь изменить ситуацию и внести свежую струю они уехали в Америку и работали там в течение почти двух лет, надеясь завоевать эту единственную большую территорию, которая выдержала натиск Slade. Они добились в США некоторого успеха; с одной стороны популярность их уникальных живых рок-шоу выросла, с другой стороны эта популярность не распространялась на теле и радиотрансляции и существенно не увеличивала продажи записей.
    Slade возвратились в Великобританию в начале 1977 года, чтобы предстать перед британским музыкальным бизнесом, который сильно изменился за время их отсутствия. Сцена оказалась наполнена рычащей, направленной против истеблишмента циркулярной пилой рок-н-ролла по имени 'панк', который взорвался и теперь оказывал доминирующее влияние на молодежную культуру и музыкальную прессу. Несмотря на репутацию одной из самых ярких и мощных по энергетике групп, в этой окружающей среде Slade стали  просто неуместными.
    Многие группы признали бы, что их время прошло и красиво распались (многие так и  сделали), не дожидаясь, когда колеса моды проедутся по ним так же, как по Slade. Но только не эта группа.  Конечно, была и финансовая необходимость продолжения деятельности; они зарабатывали намного больше денег в турах по Штатам, чем по возвращении, и Дейв Хилл и Дон Пауэлл (половина Slade не получающая авторских) особенно нуждались в работе. И вообще для Slade еще не наступило время, чтобы останавливаться. Час Чандлер был все еще их менеджером, он все еще верил в них, и сама группа знала, что раз уж они были крепким живым составом до пребывания в Америке, то теперь они стали еще лучше. Жесткие, дисциплинированные, готовые к тяжелым временам.     Они должны были теперь просто пахать, начиная заново доказывать право на свое существование.
    После того, как Slade отбомбились синглом "Nobody's Fool", выпущенным в поддержку альбома Nobody's Fools в апреле 1976 новой продукции не было. Первым, что услышали от Slade в 1977 году, был сингл "Gypsy Road hog", который появился в феврале – уголовная история о похождениях американского кокаинового дилера (видимо что-то типа нашего шансона – примечание мое). Удивительно, но песня прозвучала в детском ТВ-шоу Би-би-си Blue Peter, где она подавалась вместе с мим-представлением (Slade всегда с радостью появлялись на любом телешоу, куда их приглашали) прежде, чем продюсеры обратили внимание на текст. Последовала жалоба, Би-би-си тогда запретила песню и запись остановилась на номере 48 чарта.
    Альбом, который последовал, не имел больших шансов после этого инцидента. Названный Часом Чандлером под впечатлением от граффити на Лондонском мосту Whatever Happened To Slade (Что бы Ни Случилось Со Слэйд) несомненно можно рассматривать, как вызывающий, иронический комментарий их временного отсутствия на британских берегх, но скорее это прозвучало как оценка того, как низко скатилась звезда группы. И никто, кроме костяка их самых преданных старых поклонников, не пожелал разубедить их в этом.
    Whatever Happened To Slade был выпущен в марте 1977 и был не в состоянии попасть в чарты, поскольку не имел эфиров и был очень слабо освещен в прессе. Это был самый плохо продающийся LP группы из всех до настоящего времени. Однако, те немногие, кто позаботился о его приобретении, были поражены альбомом. Самая тяжелая, самая грязная (во всех отношениях), самая декадентская музыка из когда-либо записанной Slade, Whatever Happened To Slade делает "Gypsy Road hog"  звучащей как "The Teddy Bear's Picnic" (популярная детская песенка, написанная в начале 20 века - не понял – примечание мое), и остается любимым альбомом многих знатоков Slade.
    Открывающая песня "Be" устанавливает повестку дня. Первоклассный искрящийся фанк-металлический рифф, властные взрывчатые аккорды, моторный роковый ритм и на вершине пулеметный двухчастевой текст с многосложными сомнительными аксиомами. Затем больше риффов, больше лирики, включая вдохновленную учетверенную рифму "Be harem scarem, grin and bear 'em, wash and wear 'em, do or dare 'em" и громовая кода. Забудьте ритмичные и легкие би-сайды с хоровыми песнями походного костра, здесь  Slade работает в границах и стилистике хард-рока, где их возможности мощны и удивительны.
    Действительно, бОльшая часть альбома напоминает усложненностью и скрытой тяжестью их пластинку Play It Loud 1970 года, записанную до их главных хитов 1971-75.  Этот период их успеха, хотя и радостный с точки зрения Slade 1977 года, несколько оттенил их тяготение к мощным и усложненным риффовым гитарным партиям, которые мы слышим здесь. И поскольку на обложке парни изображены вместе с их бритоголовыми фото времен Play It Loud, они, кажется, отвечают на вопрос, изложенный названием альбома самостоятельно. Что же случилось со Slade? Slade вернулись к тому, на чем они остановились в 1970, вот - то, что случилось.
    Эксперименты с динамикой звучания и параллельными партиями баса, гитары и вокала в "Lightning Never Strikes Twice"  напоминают ошеломляющий унисон баса и вокала "Move Over" Джанис Джоплин из альбома Slayed? 1972 года. Главное различие здесь, однако, в том, что Нодди Холдер, кажется, описывает полное затмение ума, трип, в котором он проходит "через бесконечное время" и видит мироздание от конца пути, и никак не меньше. Хотя это никакая не галлюцинация; бесконечное эхо финала "ееее" проясняет, что это – Микки Финн-индуцированный кошмар (Mickey Finn - жаргонное слово, обозначающее напитки с добавкой наркотиков (особенно хлоралгидрата) – примечание мое) из которого он никак не может выйти. "Это не меланхолия", бормочет он в панике. Поняли,  детки?
    Но все-таки "Dogs Of Vengeance " является еще более мучительным изображением темной зависимости. Мрачный рычащий рифф подкрепляет слова, которые предупреждают о почти мифологических поставщиках развратного искушения. Холдер предполагает, что и он не чужд обещаниям "мучений, лучших на земле". Можно только удивляться, что он имеет в виду.
    То есть, удивляться до "When Fantasy Calls", которая все объясняет. Безусловно самый рельефный текст Холдера на тему плотских утех (см. также "In For A Penny", "The Bangin' Man", "Lemme Love Into Уа" и другие), " Fantasy …" описывает желания певца в духе "Spirit In The Sky" (хит Норманна Гринбаума 1969 – примечание мое)- углубив стиль описания до совсем противоположного. Нодди похож на развязного Макса Миллера (британский комик – примечание мое), и хотя шутки "ниже пояса" всегда были частью опыта Slade, особенно концертного, никогда его приземленные импульсы не были так ярко отображены.
   Напротив, дробовики и игральные карты в образах текста "One Eyed Jacks With Moustaches"  передают немного существенной информации, но парни, это кажется фантастическим! Здесь присутствует удивительный дух старого доброго южного буги местами даже где-то в стиле Элвиса.
    Однако, Холдер не оставляет тему  секса и в завершающей "The Soul, The Roll And The Motion". Это - веселое хвастовство этакого "полового гиганта”, которое заставило бы покраснеть даже бандита, с повторяющимися в припеве словами - "я - король любви с большим количеством того, что можно засунуть". Сама запись продолжает традицию "Big Apple Blues", но без уклона в сторону попсовых аккордов. Это – настоящий суровый рок, с упрямым басовым пунктиром педали Ли в припеве, подчеркивающем строгое музыкальное намерение группы.
    "The Soul, The Roll And The Motion" наряду с "Be", "One Eyed Jacks" и отдельным синглом "Burning In The Heat Of Love", выпущенным в апреле 1977  были среди новых песен в хоумкоминг-туре Slade лета 1977, который прошел при 75% заполнении залов. И хотя песни казались великолепными, и коллектив  неопровержимо развился в  мощную и  безусловно хард-роковую группу, это был последний раз на ближайшие четыре года, когда Slade были в состоянии коммерчески оправдать концертный тур по Британии.
    Но это не останавливало их рок, спасибо Господу.

    Бонус-треки.

    В попытках восстановить их коммерческую состоятельность как перед менеджером так и перед покупающей диски публикой, Slade выпустили не менее пяти синглов между февралем 1977 и октябрем 1978, девять из десяти этих песен не выходили на альбомах. Ни один из синглов не был необыкновенно успешным, но они были достаточно сильными. Би-сайдом к "Gypsy Roadhog" была "Forest Full Of Needles", хорошо выполненная смесь большего количества эпических образов (врата Ада, двери Небес, империи, сражения), несвойственных обычно Slade. "Burning In The Heat Of Love" является одним из незаслуженно потерянных синглов Slade, здесь - описание бурного праздника интимной близости, одновременно и би-сайд "Ready Steady Kids" тоже интересна. "My Baby Left Me/That's All Right" – дань памяти недавно умершему Элвису Пресли, композиция из двух песен Артура 'Big Boy’ Крудапа, построенная на фейерверке мощных аккордов, достигшая 32 места в ноябре 1977. Би-сайд "O.H.M.S." является несдержанным требованием к британскому налоговому инспектору "согласиться на меньшее" и завершается воинственной панковской кодой. "Give Us A Goal"  была попыткой создать рок-н-ролльный футбольный гимн, но свинговая Daddio" со стороны В оказалась более интересным номером на диске. Эпическая, приправленная диско-ритмами "Rock 'N' Roll Bolero" вместе с энергичным би-сайдом "It's Alright Buy Me" были проданы таким малым числом копий, что большинство напечатанных 5000 экземпляров было отправлено в переплавку, позорная судьба для так тщательно подобранного релиза.

    Крис Инэм
 
 
 
Переводы - А. Иванов, если не указано иное.